Воскресенье, 10 января 2016 20:45

Начало проблем в Германии

ПРОГНОЗ

Я вижу проблемы в Европе, в частности в Германии. Она меня прямо очень смущает. Меня смущают март и сентябрь. Такое ощущение, в частности в Германии, там и Европа может постараться в негативном смысле... И беженцы из восточных стран могут вести себя уже совсем нетерпимо, мягко говоря.  Выглядит для Германии все очень не хорошо… И опять же Меркель!

Меркель остается для всех странной фигурой – с одной стороны она должна защищать интересы Европы, казалось бы. А с другой стороны я вижу, что она абсолютно ангажирована Америкой и у нее даже нет люфта, чтобы как-то маневрировать. И я вижу очень серьезную оппозицию в отношении ее уже в декабре, особенно под новый год – в ее адрес могут раздаваться очень агрессивные речи. Я думаю, что вопрос с мигрантами никто не собирается решать и в этом вся суть. Пока Меркель находится у руля, естественно, решения быть не может, потому что у нее другие задачи. Такое ощущение, когда смотришь на Германию, – как разоренные земли… Например, я не исключаю какие-то даже катастрофические вещи… (Программа «На шаг впереди №4», 11 дек. 2015)

 

 

 ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ПРОГНОЗА ФАКТАМИ

  

Массовые изнасилования в Кельне немок вызвали волну протеста против мигрантов (Комсомольская правда от 8.01.2016).  

Массовые «новогодние» преследования женщин в Германии изменят жизнь всей Европы. «Übergriffe in Köln» - насилие в Кельне, самая популярная рубрика в немецких СМИ в последние дни. Казавшаяся смирившейся с нахлынувшими толпами мигрантов Германия вдруг взорвалась. Глубоко табуированная тема разом всплыла с нижних этажей соцсетей до первых полос главных газет.

Тысячи мигрантов, не сумевших уехать с главного вокзала в Кельне, решили отпраздновать Новый год в городе на свой лад и это привело к многочисленным случаям домогательств к ходившим по улицам женщинам и ограблениям всех подряд. Размах происходившего был таков, что замолчать, как обычно случившееся, находящиеся под куполом мультикультурализма власти Германии не смогли. Тем более, что аналогичные случаи пусть и в меньших количествах происходили по всей Европе: в Зальцбурге, Цюрихе, Хельсинки. Немецкие газетчики даже нарисовали карту с цифрами на кружках в тех местах, где были поданы заявления в полицию.

«Нас лапали, руки были везде на моем теле», «отбиться от них было просто невозможно, их было вокруг нас человек сорок», «они окружили меня со всех сторон и хватали абсолютно за все» - это рассказы девушек, очутившихся в толпе гостей с Ближнего Востока и Северной Африки. По попавшим в прессу отчетам полиции Кельна, полицейские начали действовать только тогда, когда мигранты принялись забрасывать окружающих петардами. Но 200 сотрудников правопорядка оказалось недостаточно, чтобы справиться с толпой.

На следующий день подсчитали, что только в Кельне было подано больше сотни заявлений от женщин на это самое Übergriffe, полсотни в Гамбурге и в меньших количествах в других городах Германии. Начальник кельнской полиции в свое оправдание сказал, что его подчиненные столкнулись с «преступлениями абсолютно нового масштаба», но это лишь на пару дней отсрочило его отправку на пенсию.

Обер-бургомистр Кельна Генриетте Рекер попыталась удержаться в русле привычной политики: ну как же можно на них сердиться, они же столько страдали и еще не доросли до нашего уровня. И принялась публично давать немками советы в духе «сами виноваты»: «не гулять поодиночке, стараться держаться от незнакомцев на расстоянии вытянутой руки». Поднявшийся в соцсетях шквал заставил ее на следующий день извиниться за «не подумала», но сильнее всего немцы ждали реакции не госпожи Рекер.

«Фрау Меркель, где вы? Нас это беспокоит!» - таким был один из самых популярных постов в твиттере в Германии в последние дни. Канцлер же находилась в крайне трудной ситуации. С одной стороны, это она выворачивала руки Балканам, Прибалтике и бывшей Чехословакии, осмеливавшимся заикаться, что не очень рады чуждым им толпам, это она пробивала через Европарламент квоты для каждой страны ЕС. А с другой, не за горами выборы, и сделать сейчас вид, что ничего не случилось, так лучше уж сразу поехать в родной Темплин и начать писать мемуары. Мигранты, которых пытались задерживать в Кельне, кричали полиции: не смейте нас трогать, нас пригласила сама Меркель. По Германии прошли акции протеста и усилены патрули в общественных местах. В Дюссельдорфе за одни сутки 10 тысяч немцев записались в созданную народную дружину «по охране от мигрантов». Тут привычным «они же дети» не отделаешься.

Впрочем, Меркель и на этот раз на пресс-конференции промямлила: «конечно, возникают вопросы, очень серьезные вопросы, которые выходят за рамки ситуации в Кельне. Есть ли связи, есть ли общий образец для поведения, есть ли в некоторых частях групп что-то вроде презрения к женщинам? Но мы должны говорить также все время об основополагающих основах культурного взаимососуществования в Германии». И попросила дождаться окончания начатого расследования.

Ее поддержал и министр юстиции Германии Маас, призвавший «не использовать случившееся для дискредитации беженцев». Что-то подсказывает, что это были не совсем те слова, которые хотели бы услышать немцы. Если до сих пор критиковавшие нашествие мигрантов в соцсетях ютились в дальнем темном углу на правах маргиналов и, страшно подумать, чуть ли не националистов, то теперь тренд принципиально изменился. Считавшееся прежде совершенно неприличным для просвещенного Старого Света политическое течение PEGIDA (Patriotic Europeans Against the Islamisation of the Occiden — Патриоты Европы против исламизации Запада) получило такой толчок, о котором не могла даже мечтать.

Реальные же действия властей пока куда скромнее заявлений. За три дня расследования полиции удалось задержать 32 человека из многочисленной толпы, но с доказательной базой - «кто хватал? Я хватал?» - возникли закономерные сложности. Но даже если немцы проявят немыслимую для сегодняшних дней жесткость и вышлют их — кстати, куда? - то это проблему не снимет.

Куда дальше будет плыть Германия — вопрос поважнее тех, что формулирует Меркель. Отказаться от своей глобальной политики она не может — не она ее выдумала, но и продолжать по прежним лекалам не получается. Пережившие теракты в Париже французы это уже осознали, немцы, чьих женщин пока только лапают, возможно, еще нет. Но на 11 января уже назначена общегерманская акция протеста, и по тому, насколько масштабной она окажется, можно будет в известной мере судить — как будет жить Европа в наступившем году. 

Правые против неправых. (Правда-TV.ру. Опубликовано 10 Январь, 2016)

В ночь на 10 января ситуация в Кельне, остававшаяся напряженной с самого Нового года, накалилась до предела. В городе прошли демонстрации движений PEGIDA («Патриотические европейцы против исламизации Запада») и «Кельн против правых». Вскоре после начала митингов участники обеих акций начали кидать друг в друга камнями, бутылками и петардами. До поздней ночи полиция разгоняла протестующих с помощью водометов и служебных собак. В результате были ранены трое полицейских и журналист.

В значительной степени участники антимигрантской акции — это правые активисты: по данным местных СМИ, среди участников беспорядков было около 600 правых экстремистов, которые прибыли в субботу в Кельн на поезде. Однако за минувшие дни у немцев было достаточно времени, чтобы осмыслить происшедшее в Кельне, и в целом по Германии отношение к мигрантам стало более прохладным.

Так, по результатам опроса Bild am Sonntag от 7 января, 49% немцев боятся повторения подобных нападений, в то время как 39% опрошенных опасаются, что не получат должной защиты со стороны правоохранительных органов.

По результатам же опроса, проведенного институтом Emnid, 48% немцев поддержали введение ограничения на прием беженцев до 200 тыс. человек в год. Особо сильную поддержку такая идея нашла на востоке Германии, где в пользу введения ограничения высказались 58% опрошенных, 37% были против.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель тем временем заявила, что беспорядки в Кельне могут привести к пересмотру законодательства, согласно которому запрещено высылать лиц, которые могут столкнуться на родине с угрозой жизни и безопасности. «Если беженец попирает правила, то должны быть последствия, это означает, что он может потерять свой вид на жительство прямо здесь, вне зависимости от того, осужден ли он условно или приговорен к тюремному заключению», — заявила Меркель.

Отметим, что в 2015 году Германия приняла, по официальным данным, свыше 1 млн беженцев. Еще около 250 тыс. беженцев прибыли в страну и находятся в ней нелегально. 

«Держитесь на расстоянии вытянутой руки» 

Произошедшее в Кельне с самого начала стало испытанием для властей Германии. В ночь после Нового года в полицию Кельна обратились около 90 женщин, пожаловавшихся на сексуальные домогательства и нападения со стороны «людей африканской и арабской внешности». В следующие дни, по данным местых СМИ, количество заявления в полицию увеличилось до 379 (из них 40% связаны с сексуальными домогательствами, остальные касаются разбойных нападений и хулиганства).

Однако реакция городских властей последовала лишь 5 января, когда мэр Кельна Генриетте Рекер созвала экстренное заседание по этому поводу. Тогда же проблему официально проговорили чиновники. По словам начальника полиции Кельна Вольфганга Альберса, в новогоднюю ночь на площади города собрались около тысячи мужчин в возрасте от 15 до 35 лет. Подвыпившие мигранты толпой окружали женщин, а также угрожали расправой тем, кто пытался вмешаться. «В подавляющем числе случаев речь идет о половых преступлениях, также в очень грубой форме», — сказал Альберс, добавив, что также было много случаев воровства мобильных телефонов, сумок и кошельков. Масла в огонь подили также неосторожные высказывания мэра Генриетты Рекер, которые на несколько дней стали крылатыми. Чиновник посоветовала девушкам и женщинам «сохранять определенную дистанцию, которая больше расстояния вытянутой руки, и по собственной инициативе не искать сближения с посторонними людьми, с которыми нет доверительных отношений».

Позже после шквала насмешек и обвинений Рекер извинилась на своей странице в Facebook. «Если своим высказыванием я обидела жертв тех событий, то мне искренне жаль. Я не хочу и не буду больше давать женщинам советы по поведению», — сказала политик.

Последние заявления властей Германии говорят о том, что чиновники не готовы раздувать проблему беженцев. Так, министр юстиции ФРГ Хейко Маас заявил, что нападения на женщин были спланированной акцией неких мигрантов-преступников. «Когда собираются такие толпы, чтобы совершать преступления, оказывается, что это было каким-либо образом организовано. Никто не может сказать мне, что это не было согласовано или подготовлено. Мы должны срочно выяснить, как происходят такие отвратительные преступления», — заявил Маас газете Bild am Sonntag. 

В Германию едет каждый третий мигрант 

В сентябре 2015 года Статистическая служба Европейского союза опубликовала данные по передвижению беженцев по ЕС. За второй квартал 2015 года заявление на получение убежища подали 213,2 тыс. человек, это на 15% больше, чем в первом квартале года и на 85% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Рост произошел за счет граждан Сирии (с 22 тыс. до 44 тыс.) и Афганистана (с 4,5 тыс. до 27 тыс.). Если большинство сирийцев предпочитали идти в Германию, то афганцы больше интересовались Венгрией. И те и другие пододвинули албанцев, которые в составе 50 тыс. человек лидировали в первом квартале этого года. Однако во втором квартале их количество упало до 10 тыс. Значительное количество беженцев также было зафиксировано из Албании и Ирака. Число ходатайств о предоставлении убежища иранцам выросло в шесть раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, кроме того, в три раза выросло число мигрантов из Черногории.

Один беженец из каждых трех подал свое заявление в Германии. В эту страну с апреля по июль прибыли 38% всех беженцев — 80,9 тыс. человек, причем почти половина всех приехавших это сирийцы и албанцы. 15% беженцев осталось в Венгрии, 8% — в Австрии, 7% — в Италии, столько же во Франции и Швеции. 

Любопытно, что меньше всего беженцы побеспокоили Латвию, Литву, Эстонию, Хорватию, а также Словению и Словакию: в каждую из этих стран за первые полгода приехало меньше сотни человек. Весьма интересно гражданство беженцев. Например, в Латвию больше всего приехало вьетнамцев и афганцев, а также немного украинцев, а вот в Литву ехали украинцы и грузины, а также индусы.